/ События/ Жизнь моя газетная

Жизнь моя газетная

Илья Николаевич Панченко родился в 1973 году в Белорецке. Учился в 17-й школе, потом в 25-м училище. После армии заочно закончил ВЭГУ по специальности “Журналистика”. С 1994 г. по 2004 г. работал фотокорреспондентом газеты “Урал”. С 2004 г. и до настоящего времени фотокорреспондент газеты “Белорецкий рабочий“. Представляем Вашему вниманию очерк Ильи Панченко о себе и своей работе.


Наша жизнь меняется, стремительно развиваются технологии, появляются новые профессии, а другие, наоборот, становятся невостребованными. Здесь речь пойдёт о профессии фотографа газеты, которым я и работаю (страшно даже подумать) четверть века. И пока ещё она востребована.
Мой отец Николай Митрофанович Панченко в своей жизни успел поработать маляром, кровельщиком, разливщиком в мартене, но всё-таки многие белоречане знают и помнят его как фотокорреспондента газет «Урал» и «Белорецкий рабочий». Я пошёл по стопам отца.
Кстати, фотокорреспондент – не самая распространённая профессия, зато одна из самых интересных. Это факт. Ведь фотографировать любят многие, а с развитием технологий в наши дни – практически все. Однако деньги за это получаем только мы, фотокорреспонденты. Но обо всём по порядку.

Я помню, как всё начиналось
Фотографировать отец меня научил ещё в школе. В то время у многих были советские «Смены», «ФЭДы», «Зениты» и прочие аппараты, выпущенные миллионными тиражами. Тогда фотографировали, в основном, кошек-собак, пробегающих по двору или друзей-товарищей, улыбающихся в объектив. Продолжил осваивать фотографию я уже в армии (ведь нужно же было, как и всем служивым, альбом свой дембельский делать). За снимки, сделанные стареньким, но очень надёжным отцовским «Киевом» на территории нашей военной части и обнаруженные комбатом в караульном помещении, я и поехал домой в последнюю отправку. Вместе со всеми, как говорится, «залётчиками», у которых были те или иные нарушения по службе. Как выразился командир на плацу перед всем батальоном: мог вообще поехать в «Бутырку». А потом он сжёг все мои фотографии и негативы… Но свой альбом я всё же сделал.

Газетная жизнь
Через неделю после возвращения домой из армии отец сказал мне: «Иди на работу устраивайся!»
«Дай, – говорю ему, – отдохнуть, погулять маленько…»
В ответ я услышал: «Всю жизнь отдыхать будешь!»
Так оно, в принципе, и получилось. Спасибо ему.
Специальность термист на печах и ваннах, полученная мной в лицее № 25, меня почему-то совсем не привлекала, хотя до армии я успел поработать в цехе легированной проволоки БМК. И вот я устроился в газету «Урал». Так началась моя трудовая «газетная» жизнь.
Сначала было непонятно. Иногда даже трудно. Одно дело – фотографировать природу, друзей или родных тебе людей, совсем другое – газетное фото, съёмка репортажа. Но постепенно втянулся. Работать стало интересно: всевозможные новости, поездки по району, разные события, общение с людьми – от бомжей до самых больших начальников. Это, пожалуй, и есть самое ценное в нашей профессии – новые знакомства и информация, а совсем не деньги или материальные ценности. Как говорил Валерий Вениаминович Пугачёв, заведующий кафедры журналистики ВЭГУ (где я учился, работая в «Урале»): «Многие из вас станут редакторами, известными журналистами. Но мало кто станет богатым. А если уж решите однажды кому-то продаться, продавайтесь только один раз. И вообще, подумайте: нужна ли вам такая профессия?»
Похоже, мне эта профессия стала нужна. Хотя и были иногда мысли поменять работу. Но… до сих пор работаю. Потому что интересно. Всякое, конечно, бывает.
Самое скучное мероприятие для фотографа – это всевозможные совещания, собрания и т.д. Частенько приходится наблюдать за собравшимися: под монотонную речь докладчика их организмы борются со сном при помощи зевоты. В крайнем случае они «сидят в телефонах» (и не только у нас, в провинциальном городке, но в Кремле и Госдуме тоже). А мне в такие моменты не спится, хоть и скучно. На мероприятиях сижу я редко, чаще стою, смотрю и слушаю в пол-уха, фотографирую. Надоедает – ухожу. Газета, как говорится, не резиновая. С мероприятия бывает и одного снимка достаточно.
Совсем другое дело – репортаж. Там всё в движении. Атмосфера жизни. Особенно, если это открытие чего-нибудь, будь то новый мост, производство или учреждение. Все суетятся, бегают, волнуются. Мне это ближе. В такие моменты жизнь наполняется особым смыслом.
Мой отец делал превосходные портреты. Они были правильные, композицию он чувствовал. Крутил человека, искал выигрышный ракурс, чтобы добиться хорошего снимка. А мне интереснее репортаж: поймать момент, мгновение происходящего. Помню, в одном из посёлков на открытии нового клуба перед входом местами лежал снег, а кое-где – лёд. Местные решили обезопасить важных гостей от случайного падения путём ликвидации снега и льда при помощи горелки и газового баллона. В результате получился почти идеальный каток… Но ведь российский народ тем и уникален, что он не имеет плана действий, он силён своей импровизацией. Из положения тогда вышли, постелив у входа ковры, принесённые из близлежащих домов. Понятное дело, эти снимки в газету не пошли…
В другой деревне на празднике по поводу открытия мечети появились гуси. Участковый уполномоченный в то время ещё милиции погнал их подальше от места проведения мероприятия. А у меня – удачный снимок. Не часто же такое увидишь.
А бывало и такое: опубликовали снимок механизатора. Передовик, мол, работяга, пашет за двоих и совершенно не жалеет себя! А после выхода газеты – звонок в редакцию: «Вы что там, совсем… Он же в тюрьме сидит!»
Оказалось, снимок этот пролежал в редакции уже пару месяцев…
За годы работы фотокорреспондентом мне посчастливилось побывать и поснимать, конечно, всевозможные события и людей в самых разных ситуациях. В роддоме и на похоронах, на наводнениях и на пожарах. Летал я на разных самолётах-вертолётах, производства разные видел. Лазал по крышам, пещерам и подвалам. В военной части были съёмки. И на дрезине ездил с ветерком. Общался с полуголодными работягами и самыми большими начальниками. Снимал свадьбы и проводы в армию, диких зверей и сабантуи–праздники и много-много чего еще… В общем, прав был отец: «отдыхаю» я всю жизнь…
Но всё-таки в моей работе, как и в любой другой, есть и неприятные моменты. Например, сидеть и ждать. Часами. Ждать, когда начнётся что-нибудь, когда начальник приедет и «пойдёт движение». Или, к примеру, у всех выходной, а в городе соревнования или праздник. Или, не дай Бог, что-то произошло. И надо идти, ехать, снимать. Хотя соревнования (причём любого уровня) снимать всегда интереснее, чем какой-нибудь официальный праздник. Вот где скукотища… Но интересный снимок сделать можно всегда и везде, просто нужно смотреть на 360 градусов, наблюдать за происходящим.
А ещё бывает грустно, когда в газету не пошёл тот снимок, на который ты рассчитывал и который наповал «убивает» своим содержанием все другие фотографии с того или иного события. Радует же то, что я не обманываю людей, не вру им, ни обещаю хорошей жизни или чего-то другого.
Редко, но бывают и обиды: «Зачем ты это сфотографировал? Надо было вот это, да вот так!»
А я просто снимаю, документирую. И чаще всё же слышу от людей «спасибо», чем ругательства. Живу так, что обычно с утра не знаю, где окажусь в обед. Это же интересно. Прикольно, как сейчас говорят.

Заключение
Вот такая работа у фотокорреспондента. Не сидеть на месте, а быть всегда в движении. Кто-то трудится от звонка до звонка. Фотокорреспондент так не работает. Друзьям своим говорю: я работаю всегда. Они в ответ смеются. Неважно, в какое время и где была сделана фотография, ведь хороший снимок рано или поздно «выстрелит» и будет востребованным.
Ну, а главное в моей работе – СВОБОДА. Сделал требуемое от тебя, сдал снимки в номер и свободен. Хочешь – на лыжах катайся, пейзажи снимай, красоты местные или бардак на улице. Можешь с семьёй время провести или грядки вскопать. Да мало ли, чем можно заняться в свободное время?
Возможно, скоро фотокорреспонденты навсегда уйдут в историю, ведь сейчас все фотографируют. Но если моя профессия станет ненужной, я пойду работать по другой специальности. Благо, отец научил меня многому. Он делал фотографии для местных газет более тридцати пяти лет. А я пока ещё только 25.

Поделиться:

Полезные ссылки